Фото: Александр Рюмин / ТАСС

​Что такое «регуляторная гильотина»

Механизм «регуляторной гильотины» предусматривает масштабный анализ и пересмотр действующих нормативно-правовых актов. Как заявил во вторник премьер-министр Дмитрий Медведев, в России действует свыше 9 тыс. нормативных актов, устанавливающих обязательные требования к бизнесу при проверках, причем многие еще со времен СССР. В качестве требования, которое создает риски для компаний, Медведев привел правило приготовления омлета в организациях общественного питания: «При приготовлении омлета смесь яйца с другими компонентами выливают на смазанный жиром противень или порционную сковороду слоем 2,5–3 см, ставят в жарочный шкаф с температурой 180–200 градусов на восемь-десять минут».

«Иначе жарить нельзя. Просто пометьте себе, если кто-нибудь планирует заняться этим видом деятельности», — пошутил премьер.

Термин «регуляторная гильотина» был предложен международной консалтинговой компанией Jacobs, Cordova & Associates, разработавшей ее концепцию. Этот инструмент активно используется в мире. Его, в частности, применяли власти Хорватии, Великобритании, Мексики, Вьетнама и других стран, писали в специальном докладе эксперты Центра стратегических разработок (ЦСР), предлагавшие распространить этот опыт и на Россию. «Гильотина» должна ликвидировать «различные точки торможения в законодательстве на основе доказательного регулирования», поясняли они. По оценке Jacobs, Cordova & Associates, в Хорватии экономия бизнеса от этого механизма составила $65,6 млн (0,13% ВВП) за девять месяцев реализации проекта (2006–2007 годы).

«Это своевременно. Очень много об этом говорили, и стало очевидно, что терапия не дает эффекта, надо уже конкретно отсекать устаревшие нормы, а по сути — создать новую законодательную нормативную базу, для того чтобы не было ненужных препон, — заявил РБК сопредседатель «Деловой России» Андрей Назаров. — Мне показалось, что правительство созрело для того, чтобы радикальными мерами улучшать ситуацию в этом направлении».

Готовить «дорожную карту» по «гильотине» поручено аппарату правительства.

Как и когда порежут лишние нормы

«Все те ранее действовавшие положения актов, которые содержат обязательные требования и которые не будут специальным образом одобрены или изменены, автоматически утрачивают силу», — объяснил Медведев принцип российской «гильотины».

«В соответствии с таким механизмом к 1 февраля следующего года можно было бы пересмотреть все эти требования с точки зрения современных реалий», — заявил он. Такой методический подход в целом соответствует зарубежному опыту ретроспективной оценки действующих нормативно-правовых актов, отмечает директор Центра оценки регулирующего воздействия НИУ ВШЭ Дании​л Цыганков: и при применении «регуляторной гильотины», и еще ​раньше приговор для конкретной нормы или акта предполагал три исхода: оставить, как есть, изменить или отменить.

Пресс-служба Минэкономразвития пояснила, что непересмотренные требования признают утратившими силу, а затем отменят. Пересмотр будет плановым — для этого регулирующие органы в установленный срок «составят исчерпывающий перечень своих нормативных актов с учетом этапности их пересмотра».

Чиновники введут новый подход к классификации актов. «Если раньше шли от требований ведомств (пожарной инспекции, СанПиН и пр.), то теперь требования будут классифицированы по видам бизнеса: ресторанный, отельный и т.д. Если предприниматель хочет открыть новый бизнес в какой-либо сфере, то он должен видеть все требования, с которыми ему предстоит столкнуться, а также понимать, какие из них носят обязательный характер, а какие — рекомендательный», — заявил министр экономического развития Максим Орешкин.

Речь идет о гайдлайне — перечне требований, которые могут быть предъявлены к работе конкретного предприятия, пояснил бизнес-омбудсмен Борис Титов. «В одной отрасли упор делается на одни виды контроля, в другой — на другие. Но бизнес должен четко понимать, чего от него хотят», — резюмировал он.

Какие акты попадут под «гильотину»

В первую очередь гильотина затронет наиболее зарегулированные отрасли, следует из слов премьер-министра, а именно:

  • транспорт;
  • экологию;
  • промышленную безопасность;
  • ветеринарию;
  • санитарно-эпидемиологический надзор.

Фото: Сергей Савостьянов / ТАСС

Дерегулирование должно коснуться всех сфер — от санитарных до противопожарных требований, подчеркивает Андрей Назаров. «При этом понятно, что безопасность никто не отменяет», — добавляет он.

Минэкономразвития уже разработало параллельные меры по снижению нагрузки на бизнес. План «Трансформация делового климата», который предусматривает периодический анализ и пересмотр законов, мешающих бизнесу, действует с 2018 года, писал РБК. Еще одна форма дерегулирования, которую применяет министерство, — план по сокращению обязательств регионов, но пока он встретил сопротивление других ведомств.

Что нужно для эффективной работы «гильотины»

Выявлять избыточные требования к бизнесу должны не чиновники правительства или Минэкономразвития — комиссия по дерегулированию должна стать новой структурой, подотчетной председателю правительства, считает Цыганков, выступавший одним из основных авторов доклада ЦСР о регуляторной политике в России. Обеспечить выявление и монетизацию избыточных норм можно, например, посредством госзадания, которое получат «фабрики мысли» и профильные вузы, полагает он.

Эффективной «регуляторная гильотина» будет лишь при правильной методологии, добавляет Цыганков: это предполагает, что комиссия выносит на отмену пакет избыточных требований, а профильному ведомству, которое настаивает на их сохранении, предстоит доказать с конкретными цифрами в течение 30–45 дней необходимость этих норм.

До сих пор попытки отмены избыточных требований происходили в обратной логике: эксперты и бизнес, которые предлагали отменить барьеры, обосновывали необходимость такого шага, и, как правило, госорган твердил, что «все нормы нужны», отмечает эксперт.

Третий вопрос — реальная скорость дерегулирования, говорит Цыганков. Например, в Южной Корее за 11 месяцев проанализировали свыше 11 тыс. актов, в Хорватии — только порядка 1,4 тыс. Медведев говорил о существующих 9 тыс. актов, устанавливающих обязательные требования, и вопрос в том, сколько из них удастся изучить к 1 февраля 2020 года, отмечает собеседник РБК.

Четвертая проблема — подпадают ли под регуляторную секиру нормы, инициаторами которых выступают ведомства, подчиняющиеся напрямую президенту, то есть ФСБ, МВД, МЧС и т.д. Транспортная и пожарная безопасность составляют «львиную долю издержек», подчеркивает Цыганков. При этом Медведев, выступая на Гайдаровском форуме, привел МЧС в качестве положительного примера: ведомство перешло на подобные принципы пересмотра актов еще в 2008 году.

«Ползучий» опыт Украины

В 2014 году власти Украины пытались внедрить механизм «регуляторной гильотины», однако уже в 2015 году отказались от этой идеи. Глава Министерства экономического развития и торговли Айварас Абромавичус после консультаций с европейскими чиновниками заявил, что «гильотина» «может привести к регуляторному вакууму в определенных секторах, что негативно скажется на качестве регулирования.

«Всем хочется жить радикально лучше здесь и сейчас, в связи с чем идея «регуляторной гильотины» так отлично прижилась в наших умах. Но де-факто с самого начала концепция, предложенная американской компанией Jacobs, Cordova & Associates, только называлась «гильотиной», а на самом деле была планом ползучей дерегуляции на три-пять лет (средний показатель по другим странам). Одним словом, «гильотина» — скорее маркетинговое название, которое не отражает истинной сути вещей», — отмечала заместитель министра Юлия Клименко. В результате Украина перешла на «концепцию лучшей регуляции», предусматривающую фильтр на новые нормативные акты.

Автор:
Антон Фейнберг.

Источник