Фото Tim Pannell для Forbes

Компания HeartFlow инвестировала в диагностику заболеваний сердца $500 млн. Легче ли от этого пациентам?

Из углового кабинета Джона Стивенса в Редвуд-Сити, Калифорния, открывается симпатичный вид на мост Окленд-Бэй в Сан-Франциско. Однако его рабочий стол из секонд-хенда, а потрескавшаяся кожаная обивка кресел выдает в них витринные экземпляры из IKEA. «Мы теперь, наверное, можем себе позволить новые кресла», — говорит он.

С этим трудно не согласиться. По данным Pitchbook, HeartFlow, медицинский стартап, президентом и главой которого является Стивенс, получил от таких инвесторов, как Wellington Management, BaillieGifford & Co, GE Ventures и BlueCross BlueShield Ventures, $467 млн и был оценен в $1,5 млрд.

Оценка основана на грандиозной идее: неинвазивном тесте, который позволяет заглянуть в коронарные артерии пациента, чтобы выяснить, насколько они закупорены. Сейчас для такого рода анализа пропускают катетер от промежности до сердца и измеряют ток крови. Эта немного рискованная процедура называется замером фракционного резерва кровотока (ФРК) и проводится миллион раз в год по всему миру, чтобы определить, нужен ли пациенту стент, распирающий закупоренную артерию. В HeartFlow утверждают, что, используя их программу с алгоритмом глубинного обучения, можно получить аналогичные измерения по снимку КТ — объемному изображению сердца, получаемому при помощи рентгена, что менее рискованно. Государственная страховка Medicare покрывает HeartFlow по $1450 за анализ.

«Это станет самой эффективной диагностикой сердечно-сосудистых заболеваний, и это безопаснее, чем любая другая процедура из этой области, — говорит Билл Уэл­дон, председатель совета директоров HeartFlow и бывший глава Johnson & Johnson. — В совокупности эти два фактора — выигрышная комбинация». Он считает, что этот тест будут проводить регулярно.

Хватает и скептиков. «О таких технологиях много разговоров, — говорит Стивен Ниссен, глава отделения кардиологии в клинике Cleveland Clinic. — Кто-то берет идею, которая выглядит привлекательной, но, если копнуть, научная основа не солидная». Оценка полезности технологии зависит от ответа на более глубокий вопрос: насколько эффективны стенты для лечения сердечных заболеваний и нужно ли вообще знать, закупорена артерия или нет?

Сооснователь HeartFlow Чарльз Тейлор в 1990-х изучал в аспирантуре, как ветер обтекает крылья истребителей. Можно ли аналогично использовать математику для объяснения того, как кровь протекает через сердце? Он подружился с Кристофером Заринсом, главой отделения сосудистой хирургии в Медицинской школе Стэнфордского университета, получил степень за работу в кардиологии и сам стал профессором Стэнфорда. В 2007-м они вместе основали HeartFlow.

Тейлор, отвечающий в HeartFlow за технологии, провел исследование ранней версии своей программы на дюжине пациентов в Латвии и получил $2 млн венчурных инвестиций. Стивенс решил стать хирургом после того, как в детстве проколол вилами палец на ноге, а 20 лет назад перестал оперировать на сердце и ушел в стартап. Он присоединился к команде Тейлора в 2010-м.

В ходе проводившегося в 2014 году исследования программа HeartFlow анализировала снимки КТ 254 пациентов. Результаты совпадали с показаниями ФРК в 84% случаев закупорки и в 86% случаев обнаружения свободного тока крови. В том же году Управление по контролю за едой и лекарствами дало одобрение на использование программы HeartFlow в медицине для выявления симптомов заболеваний коронарной артерии.

Тест HeartFlow в основном используют в сомнительных случаях. Снимок КТ 60-летнего медицинского инвестора Хэнка Плэйна показал затвердевшую бляшку в его коронарной артерии. Однако стресс-тест (ходьба по беговой дорожке с электродами на груди) не подтвердил наличия проблемы. Когда КТ пропустили через программу HeartFlow, были обнаружены две частичные закупорки. И его врач решил установить два стента. «Очень страшно знать, что у тебя заболевание сердца, притом что оно было и у членов твоей семьи, — говорит Плэйн. — Хорошо, что можно вернуться к нормальной жизни».

Вопрос в том, в каких случаях стенты стоят своих денег и риска. Они спасают жизнь при инфаркте и облегчают боли в груди. Но проведенное 10 лет назад исследование 2287 пациентов и недавние расследования в связи с мошенничеством вызывают сомнение, что стенты в целом лучше работают, чем лекарства. Так предотвращает HeartFlow ненужные процедуры или ведет к ним?

В HeartFlow говорят, что каждый анализ стоимостью $1450 экономит $4000. «Но живут ли пациенты дольше и меньше ли у них инфарктов при применении этого подхода по сравнению с обычным?» — задается вопросом Венкатеш Мурти, кардиолог из Университета Мичигана. Нужно ли пациентам в принципе проверять сердечный кровоток?

Есть и технические сомнения. HeartFlow рассчитывает ток крови, анализируя форму сосуда, — так можно прикинуть скорость течения реки по форме ее берегов. «Пытаться измерять ФРК по снимку КТ — это как бежать марафон на одной ноге», — говорит Даррел Франсис, профессор кардиологии из британского Национального института сердца и легких. Согласно публикации в журнале JAMA Cardiology, анализы кровотока по снимкам КТ (которые используют не одну только программу HeartFlow) не столь точны при исследовании тяжелых пациентов. В HeartFlow находят изъяны в исследовании, легшем в основу публикации.

У технологии много сторонников, среди них и кардиолог Роберт Д. Сафян из больницы Beaumont Health в Калифорнии. «Раньше я был одним из самых ярых скептиков, но теперь я считаю, что это удивительная технология», — говорит он. За последние три года он использовал HeartFlow для 2000 пациентов. Новые данные, обнародованные 25 августа на ежегодной встрече Европейского общества кардиологов, показывают, что использование HeartFlow заставляет врачей менять подход к лечению пациентов, но вряд ли это поставит точку в споре. «В итоге верх возьмут данные», — говорит глава HeartFlow Джон Стивенс.

— Перевод Марии Ханютиной

Источник