Теперь и в Германии

24 сентября 2017 года состоятся парламентские выборы в Федеративной Республике Германия. На 630 депутатских мандатов претендует в общей сложности 42 партии. Половина депутатов (315) выбирается по одномандатным округам, другая половина — по партийным спискам. Правда, в отличие от российской избирательной системы, предполагающей наличие общефедеральной части партийного списка, в немецкой практике такого не предусмотрено — даже лидеры партий идут по своим региональным группам.

фото: pixabay.com

Так, например, Ангела Меркель практически всю свою политическую жизнь выдвигается по родной для нее Северной Померании. Это как если бы Дмитрий Медведев на прошлогодних думских выборах вместо того, чтобы идти во главе всего списка «Единой России», выдвигался бы по своему родному округу в Санкт-Петербурге. Где, естественно, имел бы значительно большую возможность проиграть дерзкому оппоненту. Но хватит фантазий. Вернемся к Германии.

Выборы в бундестаг, по сути, являются главными выборами Европы. Посудите сами — Германия как основной движущий локомотив ЕС управляется федеральным канцлером и сформированным им правительством, избранным, в свою очередь, депутатами бундестага по итогам парламентских выборов. Таким образом, это наиболее влиятельный парламент Европы. На сегодняшний день пройти в него имеют шансы представители: 1) правящей Христианско-демократической партии Ангелы Меркель (в союзе с баварским Христианско-социальным союзом); 2) их вечного спарринг-партнера в лице Социал-демократической партии, ныне возглавляемой экс-президентом Европарламента с репутацией русофоба Мартином Шульцем; 3) «Зеленых» с их люто антипутинской политикой; 4) «Свободных демократов» — экстрим-либералов даже на европейском фоне, чей новый лидер Кристиан Линднер, однако, недавно выступил за нормализацию отношений с Россией; 5) «Левых», чей лидер Сара Вагенкнехт наиболее ярко оппонировала Меркель с трибуны бундестага и 6) движения евроскептиков «Альтернатива для Германии», которая выступает за ограничение миграции и сохранение традиционных немецких ценностей. Две последние партии считаются более ориентированными на Москву во внешней политике силами, но на фоне истеричной санкционной политики остальных это, впрочем, довольно несложно.

Интересно другое — в устоявшемся и довольно консервативном в своих предпочтениях немецком обществе география электоральных симпатий двух, казалось бы, диаметрально противоположных политических сил зачастую совпадает. И совпадения эти касаются земель в первую очередь Восточной Германии, бывшей ГДР. Например, наибольшей популярностью «Альтернатива для Германии» пользуется в Саксонии, Саксонии-Анхальт и Тюрингии — на прошлогодних земельных выборах партия вышла на второе место, набрав 24,3% голосов. И ровно в этих же регионах можно встретить большой процент предпочтений в пользу «Левых» — от 16% в Саксонии-Анхальт (2016 г.) до 28% в Тюрингии (2014 г.). Удивительно, но факт — феномен «красно-коричневых», которым так любили бросаться отечественные либералы в 90-х, в современном мире можно встретить уже не только в России. Сочетание патриотизма, консервативных ценностей с требованиями социальной справедливости — вполне логично и закономерно. Согласно данным различных немецких аналитиков, от трети до половины избирателей «Левых» в восточных землях может проголосовать за представителей евроскептиков, как, впрочем, и наоборот. Что любопытно — данный феномен касается исключительно земель бывшей ГДР. В Западной Германии встретить такое практически невозможно. О чем это говорит? О сохранении заметных отличий между «ости» и «вести» (западными и восточными немцами), как было принято говорить в 90-е? О влиянии на электоральные симпатии оставшейся со времен объединения Германии неблагоприятной экономической ситуации в восточных землях, где по сей день можно встретить остовы некогда гигантских заводов, закрытых после 1991 года? Или о наличии неискоренимого социалистического наследия в виде патерналистских настроений большинства, которое при том еще и не готово жить в стране победивших мигрантов и гомосексуалистов? Скорее все вместе.

Но демографически в восточных землях живет пятая часть населения страны (16 млн чел.), которая не может кардинально повлиять на общегерманский выбор. Вероятно, именно по этой причине «Левые» решили снова рискнуть и выдвинуть своих наиболее ярких политиков в самой густонаселенной земле ФРГ — Северной Рейн-Вестфалии (18 млн чел.). Здесь по спискам идут лидер партии Сара Вагенкнехт, известные своей деятельностью по защите жителей Донбасса депутаты Андрей Хунко и Александр Ной. Правда, на весенних выборах в региональный парламент этой земли «Левым» не хватило всего 0,1 процента, чтобы преодолеть барьер. Однако игра стоит свеч. В то же самое время евроскептики из «Альтернативы» сконцентрировались как раз на востоке страны — их лидеры Александр Гауланд и Фрауке Петри возглавляют региональные списки по Бранденбургу и Саксонии соответственно.

Германская избирательная система исходит из связанности выбора каждого участвующего в голосовании жителя — выбирая список, например, ХДС, как правило, голосуют и за кандидата от той же партии по округу. Но бывают исключения — когда «первые» и «вторые» голоса отдают представителям разных партий. Эта прежде нехарактерная тенденция называется расщеплением и основана на предпочтении более проходного кандидата его менее успешным коллегам. Но в ситуации сомнений в выборе условного саксонского избирателя между «Левыми» и «Альтернативой» может возникнуть эффект раздельного голосования за две прямо противоборствующие друг другу партии. А настолько ли сильно они отличаются между собой, как об этом принято думать?

«Альтернатива» выступает за общественную безопасность, надежно охраняемые границы, традиционную семью, поощрение рождаемости, независимую внешнюю политику, достойные пенсии, народные референдумы и сохранение христианских традиций. Таким образом, основные темы предлагаемой повестки — это безопасность, демография, суверенитет страны, традиции, самоуправление, социалка, церковь. Практически наши «духовные скрепы» в переводе на немецкий.

«Левые» выступают за сокращение военных расходов, высокие пенсии, работу для всех, бесплатное образование, лучшее и всеобщее здравоохранение, защиту прав женщин, охрану природы и демократию для всех. Основные темы — это выравнивание социальной несправедливости, возвращение к социалистическим практикам (более свойственным ГДР, чем капиталистической ФРГ) плюс обязательный набор защитника всех потенциально униженных и оскорбленных — от женщин и геев до мигрантов и животных.

Хотя, конечно, последние (имею в виду не животных) скорее проголосуют за продолжение текущей мультикультурной политики имени Ангелы Меркель. Ведь большинство мигрантов, за исключением беженцев последних лет, давно уже имеют гражданство ФРГ. И даже совет президента Турции Эрдогана, который настоятельно не рекомендовал самой большой в мире турецкой общине Германии голосовать за ХДС, СДПГ или «Зеленых», вряд ли будет услышан. Наглядный пример — на днях только что родившуюся в семье новых мигрантов девочку назвали двойным именем — Ангела-Меркель Мухаммед. Вполне показательно.

За кого отдаст свои голоса русская диаспора Германии? Хороший вопрос, особенно с учетом того, что она составляет до 5 миллионов русскоязычных, из которых около 3 миллионов обладают правом голоса. Если бы все русские немцы пришли на выборы, в бундестаге бы заседало не менее 30 избранных их голосами депутатов. Самая крупная за пределами нашей страны русская община последние десятилетия никак не участвовала в немецкой политике и на выборы особенно не ходила. Но времена меняются — когда-то приверженные лидеру ХДС Гельмуту Колю за то, что он дал им возможность вернуться на историческую родину, сегодня русские немцы чувствуют себя все менее комфортно на фоне продолжения политики открытых дверей для всех (по сути, преимущественно арабов) и при этом стремительного ухудшения отношений с Россией. Немецкие партии уже начали борьбу за их голоса — «Альтернатива для Германии» включила нескольких русских немцев в свой избирательный список.

Источник

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ: