И почему Кремль не опровергает недостоверную информацию о планах президента

В окружении Владимира Путина заговорили о том, что на мартовские выборы он пойдет с пакетом реформ, среди которых политическая, экономическая, судебная. Реформировать планируется также образование, здравоохранение и пенсионную систему. А зачем? Я имею в виду: зачем это нужно Путину?

фото: Алексей Меринов

Рейтинг Владимира Путина, согласно оценке Левада-центра, сегодня превышает 83%. Даже с учетом того, что часть путинского большинства не считает необходимым являться на голосование, если бы выборы состоялись в ближайшее воскресенье, то за действующего президента проголосовали бы более 65% избирателей. Так к чему огород городить с пиаром будущих реформ? Ведь реформы — всегда вещь болезненная, а в нашей стране это слово у большинства не вызывает ничего, кроме ужаса. Денежная реформа Павлова, шоковая либеральная реформа Гайдара… Если и есть что-то более страшное, то только революция. Так зачем Путину пугать избирателя раньше времени?

Можно предположить, что реформаторство — это реверанс в направлении креативного класса, призовой аудитории, бывших рассерженных горожан. Чтобы подтвердить мандат главы государства, Путин мог сказать: за него голосовали не только те же, что и всегда, но и продвинутые — бывшие оппоненты.

Однако и продвинутым реформой трудно угодить. Вот возьмем пакеты экономических программ, которые по поручению президента независимо друг от друга разрабатывают несколько экспертных групп. «Бригада» бизнес-омбудсмена Бориса Титова предлагает значительно увеличить денежную массу путем управляемой эмиссии, которую целевым образом направят на стартапы и развитие тех отраслей, которые могут обеспечить прорывной рост. Этот проект вызывает ужас у либерального крыла экономистов. А кто будет определять, кому давать эмиссионные деньги, а кому нет? Придется создавать еще одно ведомство, делать экономику еще более государственной, а в итоге все может закончиться и дополнительными коррупционными схемами, и — инфляцией. «Лаборатория» Алексея Кудрина настаивает на обратном: не включать печатный станок ни при каких обстоятельствах, а дополнительные средства извлекать из приватизации корпораций с государственным участием. То есть «выключить» госрегулирование и «включить» рынок. Но такой подход неизбежно вызовет протест не только у настоящих коммунистов, но и у менеджеров госмонополий и государственно-частных компаний. А если выбрать промежуточный вариант, над которым ломают головы специалисты Минэкономразвития под руководством Максима Орешкина, то получится тяни-толкай. Предполагалось, что какая-то ясность наступит после встречи Путина с представителями бизнеса, но во вторник пресс-секретарь президента Дмитрий Песков не подтвердил, что встреча планируется.

Читайте материал: «Программа Путина 3.0: самовыдвижение в президенты, политическая реформа, отставка Медведева»

Или возьмем политическую реформу, контуры которой еще более размыты. Экспертное сообщество давно поговаривает, что у нас как бы два правительства (одно из которых — администрация президента), и неплохо бы АП оставить только протокольные функции, а все остальное передать кабмину. Однако кабинет министров не резиновый, и неизбежное при слиянии сокращение штатов может вывести из под ковра и без того нешуточную борьбу между кремлевскими башнями.

Предполагается, что частью политической реформы должна стать отмена муниципального фильтра перед губернаторскими выборами или его послабление. Но и эта тема никого не объединяет, а только сталкивает лбами. Парламентские партии настаивают на том, что фильтр нужно отменить только для них, а всем остальным — оставить. Остальных такой подход, очевидно, бесит…

Еще хуже с анонсируемой социальной реформой. Образование, здравоохранение и пенсионная система у нас и так непрерывно реформируются уже более четверти века. Если перед выборами начать будировать эту тему вновь, то уже вряд ли хоть кто-то поверит, что благодаря новым ветрам нам станет лучше. Скорее будут убеждены, что теперь отберут последнее…

Мне, как рядовому обывателю и избирателю, представляется, что для президента со сверхвысоким рейтингом, чтобы не навредить своей кампании, было бы оптимальным написать предвыборную программу примерно так, как написана Конституция, то есть декларативно. Как в Основном законе записаны равные права и возможности, свободы, бесплатные медицина, обучение, защита государством… Но не написано, что так бывает не всегда и не для всех. Вот и в программе нужно подчеркнуть, что жить мы будем лучше, зарабатывать больше, а болеть меньше. А пути достижения сих целей пусть домыслит сам избиратель.

Но почему Путин все делает не так? За ответом на этот вопрос мы обратились к человеку, весьма искушенному в политике, — бывшему начальнику Управления Президента Российской Федерации по внутренней политике АП, а ныне — президенту Фонда развития гражданского общества Константину КОСТИНУ.

— Есть совершенно очевидные вызовы, которые стоят перед страной, они всем известны, и Путину необходимо в ходе избирательной кампании дать ответ на них. Нужно решать задачи развития страны при достаточно неблагоприятных внешних условиях. И мало кого устроят лукавые цифры про несколько процентов экономического роста, все хотят конкретных рецептов изменения структуры экономики. Нужно выравнивать уровень развития территорий, требуется смена поколений во власти… Путин должен обозначить приоритеты, достаточно предметно поговорить о том, что касается благополучия граждан и жизненного уровня. Все это важно услышать даже не самим избирателям: сигналов от первого лица ждет вся государственная машина, — сказал Костин. — Но для меня не очевидно, что Путин пойдет на выборы с пакетом конкретно очерченных реформ. То, что такая информация распространяется и не опровергается Кремлем, еще не означает ее полное соответствие действительности. Есть очень большое количество групп, которые борются за внимание главного кандидата в президенты и предлагают ему различные варианты реформ, потому что сами они не обладают достаточным политическим весом, чтобы эти преобразования осуществить. Поэтому регулярно появляется информация о том, что президент взял на вооружение экономическую программу Кудрина или — политическую «Единой России». Но это не обязательно так. В «Единой России» действительно создана группа, которая занимается разработкой реформ и подходов к государственной политике, но насколько ее работа будет востребована Владимиром Владимировичем на выборах — это большой вопрос. Президент пока никому не говорит «нет», но не сказал и «да». Он не опровергает информации о готовящихся реформах, но их окончательную суть изложит, только когда придет время.

Самое интересное за день в «МК» — в одной вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram.

Источник

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ: